60 лет компании SERAP: «Чувствуем себя хорошо»
Об истории компании SERAP, ее продукции, о перспективах молочного рынка и о новых возможностях во время кризиса.

В этом году многолетнему партнеру Transfaire, французской компании SERAP, занимающейся производством охладителей молока, исполняется 60 лет. Мы поговорили с Пьером Ларидоном, руководителем развития продаж в Европе и СНГ, об истории компании, ее продукции, о перспективах молочного рынка и о новых возможностях во время кризиса.

Пьер, у компании SERAP в этом году юбилей, 60 лет. У людей в таком возрасте часто интересуются, как их самочувствие. Вот и я спрошу: как себя чувствует компания SERAP?

Спасибо, чувствует себя хорошо, особенно последние лет двенадцать – тринадцать, когда мы купили два завода на юге Франции, занимающихся производством в разных направлениях. Один – в 2016 году, это небольшой цех, в котором изготавливается вся наша нестандартная продукция. Его приобретение дало нам возможность стать более гибкими с различными уникальными заказами не только в молочном направлении, но и в косметической и фармакологической промышленности. Второй завод куплен компанией, если не ошибаюсь, в 2020 году, и на нем происходит сборка оборудования, которое мы выпускаем для промышленных предприятий.

Благодаря этому сейчас, во время всеобщей нестабильности, мы финансово сильнее, чем наши конкуренты. Получается, что все проведенные несколько лет назад мероприятия были хорошо спланированы, и теперь эта стратегия отлично работает.


Какое направление в компании сейчас развивается лучше всего?

Сложно сказать. Это больше зависит от стратегии компании. Конечно, на первом месте у нас всегда было охлаждение молока. Лет пятнадцать назад это направление составляло порядка 90% всей нашей деятельности. Сейчас эта цифра, думаю, процентов 70, потому что подросли другие направления. Например, изготовление танков для вина. У нас появились новые проекты в Европе, в Америке, в России. На юге вашей страны есть три или четыре винодельни, куда мы поставляли свое оборудование. При этом надо отметить, что мы особо не развиваем этот бизнес в России, потому что в компании нет русскоговорящего специалиста по этому продукту. Заказы приходят через французских сомелье, уехавших работать на российских винодельнях и знающих нашу продукцию по работе с ней во Франции.

Развивается также производство оборудования для промышленности – и это связано с теми заводами, про которые я говорил. Можно сказать, что этого требует не столько сам рынок, сколько стратегия нашей компании. Нам важно, чтобы при изменениях на рынке производства молока наши заводы продолжали работать на полную мощность. В этом и заключается одна из стратегий – играть, если можно так выразиться, с разными направлениями, чтобы поддерживать общий баланс и устойчивость компании.


Пьер, вы являетесь руководителем развития продаж в Европе и СНГ, живете и работаете в России… Как давно вы работаете в компании SERAP? И были ли какие-то причины, по которым вы согласились работать в нашей стране?

В SERAP я уже десять лет. Так получилось, что эту работу я нашел, находясь в России. До этого я учился в университете в Финляндии, где познакомился со своей будущей женой, она русская. Мне захотелось увидеть Россию, и в 2012 году я оказался в Петербурге. Мне тут понравилось, и я решил остаться. 

А компания SERAP тогда искала сотрудника в России, поскольку на тот момент сложилось историческое, продолжающееся с 1998 года, сотрудничество с компанией Transfaire, главный офис которой находился в Санкт-Петербурге. Чтобы развивать продажи в СНГ, SERAP требовался сотрудник в этом городе ­– тот, который мог бы в нем жить, а не бывать наездами из Франции. Когда меня взяли в компанию, я работал только по СНГ, но потом мой коллега, занимавшийся Восточной и Центральной Европой, ушел на пенсию, и эту зону тоже предложили мне. 

Вопрос, может быть, немного запоздавший, уже год прошел с событий, которые многое поменяли во всем мире. Ваша компания остается в России?

SERAP повезло с руководством. Владелец компании придерживается взгляда, что бизнес и политика – разные вещи. Если у нас есть возможность работать, то надо продолжать это делать. Мы занимаемся молоком, которое всегда нужно, у нас есть давние партнеры, перед которыми мы несем ответственность, так что да, мы продолжаем работать в России.


Пьер, вы сказали про давних партнеров. Как вам кажется, что важно в построении длительных отношений с ними?

Считаю, что главное – это поддержка. В этот термин я вкладываю широкий смысл, имея в виду и сервисное обслуживание, и техническое сопровождение, и коммерческое. Поддержка заключается в том, чтобы объяснить клиенту, как можно наиболее эффективно удовлетворить его потребности в том или ином оборудовании, в выездах на его объекты, в помощи с участием в тендерах. И важно быть доступным ­– всегда быть на связи по телефону или в мессенджерах, говорить на родном языке клиента. Этим и объясняется мое присутствие здесь. У SERAP много конкурентов, но ни у одного нет русскоговорящего сотрудника – и для нас это важно. 

Ну и сервис, который, может быть, даже более значим, чем само качество продукта. Рано или поздно у клиента возникнут вопросы с оборудованием, хорошего оно качества или, наоборот, плохого. И если сервис рядом и всегда есть, к кому обратиться с вопросами – это огромный плюс. На российском рынке мы уже 25 лет, сейчас у нас здесь сильные и опытные сервисные инженеры. Когда я пришел в компанию, они уже пятнадцать лет работали с нашим оборудованием, и я многому даже у них учился, узнавал нюансы. Это, скажу еще раз, наше преимущество.

Пьер, рынок производства молока меняется, происходит укрупнение хозяйств до индустриальных мега-ферм. Это происходит везде – и в Европе, и в России?

Во всем мире, я думаю. Рынок становится все более глобальным, конкуренция между крупными предприятиями идет очень жесткая, и это, по сути, не оставляет места для маленьких ферм. Все это обусловлено экономикой. Молочному заводу гораздо проще отправить молоковоз в одно место, на большую ферму, и взять молоко там. Тут очень важно найти баланс между большими и маленькими фермами. Но пока большие одерживают верх, и в мире растет число крупных проектов. Это видно и по нашей продукции. Раньше мы поставляли больше танков для охлаждения молока, по объему они были небольшими. Сейчас количество поставляемых охладителей уменьшилось, но при этом вырос их объем.


Расскажите про такой продукт компании как охладители молока, работающие от солнечных батарей.

Да, у нас есть такие. На ферме устанавливаются солнечные панели, энергия солнца собирается в аккумуляторах и потом используется для работы компрессора при охлаждении молока. На солнечных батареях работают охладители бидонов либо небольшие, объемом до 2 000 литров, открытые танки. Если бы этой энергии хватало для работы охладителей большого объема, то, может быть, мы бы их уже видели в южных районах вашей страны, но нет.

Это довольно специфический продукт. Он популярен в странах и регионах, где много-много солнца, где пока еще распространены совсем маленькие фермы и где не очень развита инфраструктура, например, электричество бывает по графику, два раза в день. Это Индия, Африка, Латинская Америка. Например, охладители на солнечных батареях используют на Балканах, на фермах, расположенных в горах. В силу рельефа местности доставка молока на крупные заводы там затруднительна, поэтому больших ферм не появляется, и наши маленькие охладители – в самый раз. 

А еще они хорошо продаются в странах, где есть субсидии для развития «чистых», экологических решений. Оснащение танка на две тысячи литров аккумуляторами, солнечными панелями и всем остальным стоит гораздо дороже стандартного решения для охладителя молока такого же объема. Но если на это дают субсидию, фермеры его охотно покупают.


Пьер, у компании SERAP есть заводы по производству охладителей молока во Франции и в Индии. Чем это вызвано? И вопрос по качеству продукции – оно везде остается одинаковым?

Первый индийский завод был открыт в 2009 году, на нем производили маленькие открытые танки. Индия – это огромный молочный рынок, и там еще много опять же маленьких ферм. Продукция нашего завода закрывала потребности данного региона в небольших охладителях молока. До 2014 года у SERAP был лишь один завод, выпускающий танки большого объема – во Франции. Наши эллиптические танки, более дорогие и сложные в производстве, мы до сих пор делаем только там. Но с выходом на африканский рынок мы стали выпускать на индийском заводе круглые танки до 10 тонн. Они более простые в изготовлении, на них устанавливается аппарат промывки предыдущей модели, отличный, но более простой, рабочая сила в Индии дешевле, чем в Европе – в итоге получается продукт, доступный для потребителя.

В Россию всегда поставлялась продукция французского завода, но в 2014 году сильно упал курс рубля. Наша продукция, не меняя своей цены в евро, стала стоить в два раза дороже для российских клиентов. Те начали говорить: «Пьер, у вас очень хорошее оборудование, но сейчас оно нам не по карману». И для продолжения бизнеса в России было найдено решение о поставке более дешевых танков с индийского завода.

Что касается качества, оно одинаково у продукции обоих заводов. Заказов было так много, что на первом индийском заводе, открытом в 2009 году, производство уже не помещалось. Поэтому в 2020 году в индийском штате Гуджарат мы открыли новый завод, бо́льший по площади. Завод полностью сделан по нашим стандартам, на нем то же самое оборудование, что и во Франции, даже окраска стен и освещение цехов идентичные. Когда смотришь видео, то не сразу и понятно, французский это завод или индийский. А наш отдел качества, работающий на уровне группы SERAP, обеспечивает единый стандарт качества на всех заводах, включая бразильский и мексиканский.


В интернете попадалась информация, что 90% сотрудников компании SERAP являются ее акционерами? Это действительно так? Помогает ли это в работе?

Да, это так. Не помню точные цифры, но 90% ­– это похоже на правду. У всех есть небольшая доля компании. Помогает ли это? Наверное. Каждый день об этом, конечно, не думаешь, но со своими деньгами ты выступаешь как небольшой инвестор и работаешь не только на компанию, но и на себя. И если результаты работы компании будут хорошие, то каждый акционер будет рад в конце года!

Пьер, чего не хватает, может быть, в бытовом плане или еще в каких-то моментах, вам как французу, живущему в Петербурге, в России? И чем наша страна, может быть, вас удивляет?

Петербург – очень хороший для жизни город. Чего здесь не хватает?.. Наверное, сыров из непастеризованного молока, блюд нашей кухни – того разнообразия, которое есть в каждом регионе Франции. Каждый раз приезжая на родину, я понимаю, как соскучился по этому.

А удивляет Россия... У нас в стране в любой деятельности – производстве, строительстве, еще какой-то ­– нужно соблюдать столько стандартов!.. Того, что здесь называется «гаражным решением», во Франции не существует. Выражений «делать по-человечески», «делать для людей» во Франции нет, потому что там все для людей. А в России нет какой-то золотой середины в плане надежности, в плане безопасности, в других моментах. Есть очень хорошее, но супердорогое, есть очень дешевое, но неважного качества, а золотая середина, как мне кажется, во многом зачастую отсутствует.

Но, может быть, в этом есть и плюс? Россия – действительно страна возможностей. Есть у тебя идея, пожалуйста – пробуй, делай, развивай ее. Ко многим вещам тут относятся более гибко, быстрее адаптируются… Как раз это мы и видим сейчас. Иногда мне кажется, что если бы такая ситуация с санкциями сложилась во Франции, там бы все остановилось. А в России люди не опускают руки, адаптируются – и живут, занимаются делами, работают.


Какие планы у компании SERAP на этот, юбилейный, год и последующие? 

Планы ­– расти. В условиях нестабильной мировой экономики появляется много шансов для развития того или иного направления рынка. Когда у всех все хорошо, никто не хочет ничего менять, пробовать работать с тобой. А сейчас нестабильно везде – и в России, и в Европе, и во всем мире – и у SERAP, как у очень стабильной компании, появляются дополнительные возможности. 



                                                                             вопросы задавал Воронин Денис

© 1642 /id=1842