Требуется консультация или хотите приобрести?
Разговор о профессии сервисного инженера
Просто написать, что в «Transfaire» работают профессионалы, было бы банально. Профессионализм экстра-класса воплощает наш сослуживец Юрий Васильевич Лямин – сертифицированный сервисный инженер по автоклавам «Steriflow». В нашей компании он работает больше пятнадцати лет, за которые приобрел опыт и знания не меньше, чем у своих европейских коллег. Любящий свое дело человек может увлекательно рассказать даже о таком оборудовании как автоклавы.

Юрий, расскажи, почему выбрал эту профессию? Сколько лет ты работаешь в «Трансфэр»? 

Слушай, просто интересно было, по душе. В «пищевке», пищевой отрасли, я с 1996 года. Начинал в пивоваренной компании «Балтика». Когда туда устроился, было очень увлекательно. Работа, фактически, по специальности (у Юрия среднее специальное образование по механике и высшее – по электронике). Новое оборудование, ты нужен, решаешь разные проблемы – да еще и платят хорошо. Но потом случился кризис 98-го года, финансовое положение на предприятии (впрочем, как и во всей стране) ухудшилось. В начале 2000-х годов техническое развитие производства в основном закончилось. Ничего нового не происходило, стало скучно, и я начал искать другую работу. Одна компания порекомендовала меня в «Трансфэр». Я встретился с Винсентом [генеральный директор Винсент Лолер], мы пообщались. Спрашиваю: «Берешь к себе?» – «Беру». – «Увольняться с прежней работы?» – «Да, увольняйся». И с 2004 года я в «Transfaire» сервисным инженером.

Начали мы с «молочки». Обслуживали «Петмол», когда он еще на «Фрунзенской» находился. У нас был на их территории офис, маленький склад для всякой мелочи – и вот мы там работали. Запускали линию по розливу йогуртов. Когда йогурты у «Петмола» не пошли, переделали линию под молоко.

Потом я уехал во Францию, где прошел обучение на заводах «Steriflow», PCM и «Definox». «Стерифлоу» – это автоклавы, Пи-Си-Эм – насосы, а «Дефинокс» занимается нержавейкой – клапанами и прочим оборудованием для «пищевки». Например, скребковыми системами для проталкивания остатков. Это такая чушка, которая двигается внутри магистрали под давлением воздуха и соскребает остатки текучих и маслянистых продуктов со стенок труб.

Сейчас я занимаюсь в основном автоклавами. Ну и, по мере необходимости, другим оборудованием…

Что это за технология «водный каскад», которая используется в автоклавах «Steriflow»? 

Идея такой технологии заключается в том, что теплообмен при помощи жидкости, то есть, воды, происходит гораздо эффективней, чем при помощи пара, как в паровых автоклавах. 

Пожалуй, самые популярные сейчас модели в линейке «Стерифлоу» – статические автоклавы. Там все просто – в автоклавы загружаются корзины с продукцией и начинается циркуляция воды, которой орошается продукция. Нагрели, уничтожили все бактерии, охладили до нормальной температуры. 

Есть автоклавы с опциями для взбалтывания. Это так называемая система Dali, когда корзины внутри автоклава ставятся на цепь с толкателями. В процессе работы идет движение цепи в одну – в другую сторону, продукция в упаковке взбалтывается, благодаря чему теплообмен происходит лучше. Это актуально для жидкой продукции. Такие автоклавы используются, например, на заводе «Campina» для взбалтывания йогуртов, и еще мы ставили их на предприятии в Индии, где в них стерилизуют ароматизированное молоко. 


Еще у «Steriflow» есть роторные, или ротативные автоклавы, которые имеют другую, решетчатую конструкцию корзин. Эти корзины загружаются, зажимаются сверху и снизу внутри специального барабана и в процессе термообработки барабан с корзинами вращается внутри автоклава. Чем хороши такие автоклавы? Во-первых, упаковка продукции орошается с разных сторон, и, во-вторых, продукция перемешивается, то есть эффективность процесса возрастает. Ротативные автоклавы, конечно, дороже и имеют более низкий, по сравнению со статическими автоклавами, коэффициент загрузки. Поскольку внутри часть объема занимает барабан, продукции загружается меньше, но тут уже заказчик решает сам, что ему нужно. К примеру, четыре ротативных автоклава работают на заводе детского питания в Калининградской области. После пуско-наладки я про них ничего больше и не слышал. Получается, хорошо работают, без каких-либо проблем.

И последнее ноу-хау «Стерифлоу» – Shaka, супер-встряхивание. Эти автоклавы небольшие, однокорзинчатые. Закрепленная внутри корзина встряхивается с высокой частотой, очень резко. Благодаря такой частоте колебаний увеличивается теплоотдача, и тем самым значительно снижается продолжительность цикла, что, в свою очередь, положительно влияет на качество конечного продукта. Shaka подходит для сыпучих или жидких продуктов.

Это мы прошлись по стерилизации, то есть по термообработке с высокой температурой, при которой продукты нагреваются выше 100 градусов и выдерживаются то время, за которое погибают микроорганизмы, включая споры. В результате этого срок хранения стерилизованной продукции при комнатной температуре достигает нескольких лет.

Существует еще пастеризация, когда термообработка ведется при температуре меньше 100 градусов. Температура и время пастеризации подбираются в зависимости от вида продукции и требований к срокам хранения. При таком процессе происходит подавление бактерий, и срок хранения продукции, конечно, уменьшается, но зато больше сохраняются ее полезные свойства и вкусовые качества. Для пастеризации в таких автоклавах есть дополнительная опция «не перегреть», для охлаждения устанавливается еще один теплообменник, потому что во время нагрева и выдержки продукцию нельзя охлаждать с помощью основного теплообменника.

Есть длительная обработка при невысоких температурах, сравнимая с томлением в русской печи. Набирающие сейчас популярность готовые блюда – принес из магазина домой, разогрел и поел – готовятся как раз по такой схеме. Недавно, к примеру, мы делали пуско-наладку автоклавов в АПХ «Дороничи», и там они используют их именно для выпуска готовых блюд. 

Также автоклавы применяются в фармацевтике. Был я на одном эстонском заводе, где в автоклаве стерилизовали производимые инъекции для крупного рогатого скота. Есть фармацевтические заводы, где используют паровые автоклавы, потому что продукция должна выпускаться в вакуумной упаковке. «Водный каскад», при котором поднимается давление, чтобы вода при температуре выше ста градусов оставалась водой, то есть, жидкостью, на этих производствах не подходит. Поэтому там используется прямой впрыск пара и откачка воздуха, и происходит все медленнее, но таковы жесткие требования к фармацевтической продукции.

Немного провокационный вопрос. Вот общаешься в частном порядке со специалистами и раз за разом убеждаешься, что качество обслуживаемой ими техники неизменно падает. Это касается всего, начиная со стиральных машин и заканчивая грузовиками. Все говорят, что раньше всё было лучше и надежнее. Как в этом плане обстоят дела с автоклавами «Steriflow»?

С ними я работаю с две тысячи шестого – две тысячи седьмого года. Со временем оборудование, конечно, меняется. Принцип конструкции «железа», то есть, сам корпус, теплообменник, остается почти тем же самым, но улучшаются некоторые узлы. Также меняются контроллеры, претерпевает изменения комплектация. Все понемногу улучшается, чтобы было удобней работать. А само «железо» «Steriflow» служит десятилетиями. Бывает, оборудование стоит еще с каких-нибудь девяностых  годов – и ничего. Электроника, конечно, устаревает и морально, и физически. Ну и ладно, поменял контроллер – и дальше себе работает. Еще заменяются подвижные части, которые больше всего изнашиваются, уплотнения в насосах, в клапанах. Но это как расходный материал, нужно иметь запчасти… Так что качество автоклавов хорошее. Бывает, конечно, всякое, и абсолютно любая техника может выйти из строя в любой момент, но эти проблемы решаются.

Что больше всего нравится самому в этой работе?

Банальный будет ответ. Когда получается все. Запустил оборудование, клиент его принял, ты ему все объяснил. С одной стороны, приятно, что работа выполнена. С другой стороны, расставаться бывает иногда жалко. С некоторыми клиентами потом продолжаем общаться. Рады, когда снова встречаемся.

Интересно, что постоянно узнаешь что-то новое. К примеру, работая с автоклавами, заинтересовался микробиологией. Изучал виды патогенных микроорганизмов, с которыми борются в процессе автоклавирования. Все эти палочки, гнилостные бактерии и самые страшные Clostridium botulinum, которые вырабатывают токсины, способные привести к летальному исходу. 

А что в твоей работе считаешь самым сложным для себя?

Моя работа – заставить оборудование выполнять то, что хочет заказчик, в пределах возможности этого оборудования, и обучить персонал заказчика. Ничего сложного в этом нет. А вот самое неинтересное, пожалуй – это бумажная работа. Подписать все акты, а потом отчеты, отчеты, отчеты… И бывают в командировках тяжелые перелеты. По три за сутки. В ту же Индию добирался тремя самолетами. Особенно не нравится местными линиями летать, видна разница по сравнению с международными.

География командировок сертифицированного сервисного инженера весьма разнообразна?

Да, безусловно. По работе побывал много где – от Индии и Кореи до Португалии, Боснии, Норвегии и Прибалтики. И еще много где. Интересно, конечно. Новые места, люди… Можно что-то увидеть, узнать, попробовать незнакомую еду… Например как в Индии, очень острая еда… Сейчас в связи с COVID все, конечно, изменилось. Пока командировки только по России… 

Как близкие относятся к частым разъездам?

Привыкли. Ну а что делать? У меня другой работы нет. Да и определенные плюсы имеются… Я несколько раз побывал в командировке в Калининградской области, в Светлогорске. Мне там так понравилось, что предложил жене провести там отпуск. Оба до сих пор под впечатлением от этого места.

Ну и напоследок, можешь вспомнить о каком-нибудь сложном, интересном случае из своей практики?

Нет, ну приключения бывают на каждом шагу. Куда без них?..

Был случай в Индии. Там завод только строился. Грязненько, мешки с цементом валяются… На пуско-наладку оборудования дали три дня. В первый же день все собрал, запустил, стал делать тесты. Агент-индус удивился: «Что? Уже в первый же день?.. Так быстро?» И утром последнего дня он решил показать мне какую-то реку и говорит: «После обеда у нас время будет, я тебя отвезу… Ты мне покажи только, как поставить модуль для измерения степени стерилизации». Отвечаю: «Все очень просто. Берешь выключаешь…» Выключил, вынул последний модуль, вставил новый, вернул на место последний, только что вынутый, включил – и все рухнуло. Не работает ничего вообще. И я полдня хожу вокруг этого автоклава, разобрал все, провода торчат, дали интернет с Францией, и никто ничего понять не может. А оказалось, что контроллер пытается общаться сразу с двумя станциями одновременно – и ни одну из них не видит. Все собралось, когда я их обе выключил. Одной станции там не было физически, контроллер ее не находит, обращается ко второй. И так туда-сюда – и не работает… Но ничего, разобрался. Правда, ту реку так и не увидел…


Или сравнительно недавно запускали маслобойку на Калачеевском сырзаводе. Они захотели установить оборудование для производства сливочного масла. Пять или шесть лет назад мы поставили им один маслоизготовитель, а второй – в прошлом году. Запуск прошел очень интересно. Итальянец из фирмы, поставлявшей смежное оборудование для изготовления сливок, успел приехать на завод, а у французов, чья маслобойка, прямо перед вылетом из-за пандемии отменили рейс. В результате маслобойку запускал сам, общаясь с французами по скайпу. Ну и все получилось, у меня даже где-то видео есть, где первое масло пошло. Французский программист Винсент Версавель был счастлив…


                                                                                                                                        Воронин Денис

© 121 /id=708