«Show must go on!»
Технический директор «Transfaire» Сергей Александрович Черногоров стоял у истоков создания служб монтажа и сервиса компании. Сергей Саныч, как уважительно называют его близкие коллеги, оказался идеальным собеседником, с которым можно обсудить технические вопросы, прошлые успехи компании и планы на будущее.

Сергей Александрович, вы – технический директор. Чем занимается технический директор в «Трансфэр»? Какие у него обязанности?

Даже сложно сказать, что не входит в его обязанности...

Последние годы я занимаюсь созданием новых проектов и составлением спецификаций, по которым на складе комплектуется оборудование под проекты. Очень много участвую в продажах как эксперт, оказывая помощь нашим торговым представителям на встречах с клиентами. Помогаю нашим клиентам выбрать нужное им оборудование, чтобы оно правильно компоновалось, сопрягалось друг с другом и чтобы, как следствие, по окончанию проекта все остались бы довольны. Еще одной из моих больших задач является написание коммерческих предложений со всеми описаниями и ценами на оборудование для доения и охлаждения молока. Занимает это не так много времени, как создание спецификаций, но их я делаю несравнимо чаще, иногда от наших коммерсантов поступает по три-четыре заявки на коммерческие предложения в день. 

В «Трансфэр» я пришел двадцать лет назад, в конце 2001-го года, кажется, как раз в ноябре. До этого работал монтажником в большой конкурирующей компании «DeLaval». Там я проработал почти пять лет, приобретя первые опыт и знания в этой отрасли, но потом так сложилось, что обещанное мне место   менеджера монтажа ушло к другому, и тогда я решил поменять работу. В «Трансфэр» я организовывал службу монтажа и сервиса, во многих монтажах участвовал и как монтажник. В то время в моем подчинении были люди – монтажники, сервисники. Порой приходилось отрываться от решения технических вопросов, вникать в личные и общественные проблемы подчиненных, разбираться в них… Потом я какое-то время был главным инженером, затем меня назначили техническим директором. Людей в подчинении у меня сейчас нет, и от этого, если честно, легче, потому что теперь всеми вопросами, связанными с людьми, включая их заработную плату, занимаются руководители соответствующих служб монтажа и сервиса. Но все равно по старой памяти ко мне иногда обращаются, и я пытаюсь помочь своим коллегам – инженерам монтажа и сервиса.



Мне рассказывали, что до вашего появления «Трансфэр» был немного другим, ближе к просто торговой компании, чем к инжиниринговой. Во всяком случае, производством доильных залов компания не занималась. Это так? 

Действительно, инжиниринга не было никакого. Мы просто покупали комплектные доильные установки у наших поставщиков, датской компании «SAC», «СА Кристенсен», потом монтировали их и занимались дальнейшим обслуживанием. При этом не было возможности что-то в них изменить, улучшить их, так как в этих залах были целые узлы, нас не устраивавшие. Но изменить ничего мы не могли, поскольку либо мы покупаем установку целиком, или ничего не покупаем – и соответственно, ничего не продаем. 

Самый первый такой зал мы ставили в 2002 году в хозяйстве «Племенной завод «Гомонтово». Знаменитое хозяйство в Ленобласти, несколько последних лет держит первое место в России по надоям, но в то время они не были настолько сильны и известны. Для них самих этот зал был первым подобным опытом, и его монтаж и обслуживание проходило не без сложностей... 

Но история с залами «SAC» длилась недолго. Мы быстро поняли, что без вложения в доильный зал своих интеллектуальных идей клиент не получит то, что он надеялся получить. В этих старых залах была масса, мягко говоря, спорных технических решений, из-за чего в наших российских реалиях они становились слабыми и малоподходящими для их интенсивного использования. Поэтому мы и были вынуждены придумывать что-то, чтобы улучшить их работу. Кстати говоря, сейчас мы часто беремся за реновации и модернизируем много залов как раз «СА Кристенсен», кардинально их улучшая и приводя в соответствие с современными условиями.

В итоге около десяти лет назад мы пришли к доильным залам под нашим брендом «Transfaire». Первые залы назывались «Montenegro». Это Винсент (Винсент Лоллер – основатель и владелец компании) придумал для них такое название. Почему «Монтенегро»? Потому что Черногоров. И для многих наших клиентов они стали настоящим открытием, поскольку в их идее лежала задача (и мы ее выполняли и выполняем), что это должны быть «неубиваемые» доильные залы, которые годами бы работали в тяжелейших условиях и минимально отвлекали бы на себя внимание какими-то неполадками. По сути дела, режим «Show must go on». Исходя из означенной позиции делался подбор оборудования для доильных установок. Ведь доильная установка – это какое-то железо, то или другое, даже не особенно и важно, кто производитель, и наполнение – трубопроводы, насосы, автоматика, электроника, доильные аппараты… В самых последних залах «Transfaire» воплощены наши новые задумки и идеи. Например, мы стали использовать французские коаксиальные теплообменники, в которых молоко охлаждается во встречном потоке артезианской воды. В итоге без лишних затрат электроэнергии мы получаем охлажденное молоко, теплую воду для поения коров, а сам теплообменник за счет простоты конструкции не требует технического обслуживания и может служить практически вечно.



Как раз собирался попросить вас рассказать чуть подробнее про охлаждение молока, провести своеобразный ликбез – для чего это нужно, как осуществляется?..

Общеизвестно, что молоко необходимо охлаждать для того, чтобы в нем не развивались болезнетворные бактерии, приводящие к его скисанию. Эти бактерии обязательно присутствуют в любом молоке, разве что количество их зависит от сортности молока. И если надоенное молоко быстро охладить до 4-5° по Цельсию, то эти бактерии не могут размножаться с такой интенсивностью, в результате, молоко не портится. При промышленном производстве молока прибегают к различным методам его охлаждения – либо в потоке, либо в танке. На многие молокозаводы сейчас даже не принимают неохлажденное молоко или принимают лишь как молоко низшего сорта. Поэтому, чтобы сохранить молоко до отгрузки, на фермах его нужно обязательно охлаждать. 

И тут, наверное, надо рассказать про танки «Serap». «Serap» – это самый первый поставщик, с которым «Трансфэр» начал работать еще до моего прихода в компанию. Поскольку шеф наш француз, то не удивительно, что и поставщик французский. При этом «Serap» является на европейском рынке безусловным лидером по качеству охладителей. 

Танки «Serap» имеют несколько основных видов: горизонтальные и вертикальные, а горизонтальные подразделяются на подвиды по своей форме – эллипс, цилиндр, «шайба»... У каждого свои преимущества. Для того, чтобы обеспечить необходимую чистоту внутри емкости, танки оснащаются аппаратами автоматической промывки. Танки «Serap», в зависимости от их формы, мы получаем с двух заводов, французского и индийского. По своему качеству они абсолютно идентичны, потому что все стандарты головного предприятия в Гаронне поддерживаются заводом в Гуджарате.



В командировки, я так понимаю, сейчас ездите, в первую очередь, общаться с клиентами? А на монтажи выезжаете?

Бывает. Мне очень нравится, пускай теперь уже и не своими руками, участвовать в монтажах, когда мы вводим в эксплуатацию новое оборудование, которое раньше у нас не применялось. Вот тот же Андрюшин скруббер «Puli-Sistem» недавно был… Или недавно поставили подряд два вертикальных танка-охладителя «Serap» на семнадцать и тридцать тысяч литров. В обоих случаях я принимал участие в монтаже, чтобы понять, как это все делается, учесть в дальнейшем какие-то нюансы при проектировании площадок для установки такого оборудования. Плюс в договоре было прописано, что при монтаже должен присутствовать представитель «Serap», но из-за неблагополучной эпидемиологической обстановки тот прилететь не смог. Меня попросили его заменить…

Вообще, в командировки выезжаю довольно регулярно. В двадцатом году по понятным причинам их было сильно меньше, а вот в две тысячи девятнадцатом – недавно сверялся со своей «личной бухгалтерией» – было больше пятидесяти перелетов.


На объектах часто бывает шеф-монтаж. Что лучше – шеф-монтаж или монтаж своими силами?

Конечно, своими силами. Это и выгоднее, и быстрее, и лучше получается. Все-таки, когда шеф-монтажник приезжает на объект руководить бригадой, та не всегда бывает правильно организована, где-то не хватает опыта, у местных может не оказаться какого-то инструмента. Для клиента шеф-монтаж, разумеется,  дешевле, но он может получиться долгим и муторным, хотя, в любом случае, все, конечно, благополучно завершится и в этом случае.



Возвращаясь к доильным залам, спрошу, что сейчас с ними происходит? Появляются какие-то новые узлы, новое оборудование, которым мы можем заинтересовать клиента?

Ну вот, повторюсь, скруббер «Puli-Sistem», автоматизирующий процесс подготовки вымени к доению. Это, конечно, лишь дополнение к основному оборудованию, но очень эффективное и полезное. И что самое главное – подходит не только для наших залов. Можно вешать на оборудование конкурентов – и будет прекрасно работать. 

Еще один продукт, с которым мы сейчас работаем и рассчитываем, что он выстрелит – автоматическая ванна для обработки копыт «Hoofcount». По отзывам людей, использующих такие ванны – а эти люди есть, как оказалось, и в России – это замечательный продукт, позволяющий бороться с болезнями копыт коров и проводить профилактику подобных заболеваний.

Пару последних лет развиваем технологию бережного доения «AktivPulse», новое слово в улучшении условий проведения машинной дойки коров. Ведь корова очень быстро реагирует на любые изменения, будь то ухудшения или улучшения, доения. В том же Гомонтово, запустив одновременно «Puli-Sistem» и «AktivPulse», мы провели исследование, показавшее, что произошли серьезные  изменения в лучшую сторону определенных показателей. 

Если дальше говорить про хозяйство «Гомонтово», куда был продан первый доильный зал, надо заметить, что мы с ними очень много работаем. После первого зала мы поставили им второй такой же, потом сделали небольшую родилку, роддом для коров, затем увеличили ее… И вот два года назад мы продали им совершенно новый доильный зал, с необычным, ротационным выходом. Руководству хозяйства он до того понравился, что они один за другим демонтировали старые доильные залы и купили у нас два новых, с такими же ротационными выходами, то есть с выходами, где ворота не просто поднимаются, выпуская коров, а еще и вращаются, подгоняя зазевавшихся животных с доильной площадки. Сейчас мы продали уже три таких зала и достаточно большое количество коммерческих предложений сделано в различные хозяйства на поставку таких же залов. 

О чем еще рассказать?.. В Устьянском районе Архангельской области у нас готовится грандиозный проект, где в доильном зале «Карусель – 80» будут не просто установлены молочные анализаторы «Afilab», измеряющие показатели молока каждой коровы при каждой дойке (уровень жира, протеина, лактозы), но на основании их показаний молоко, пригодное для изготовления сыров, прямо во время доения будет отделяться от обычного молока. Такого мы еще не делали…



Вопрос о географии. В компании недавно появились коммерческие представители в Красноярске, начались первые отгрузки в этот регион… «Трансфэр» двинулся на восток страны?

Да, взяли двух человек. Мы, кстати, уже работали в Красноярском крае. В 2005-2006 годах мы продали в хозяйства под Абаканом несколько кормораздатчиков, и я летал их запускать. Там ведь тоже люди живут и работают. Все, как у нас, только сильно далеко и жутко холодно. Когда я прилетел туда, было минус 50. Думаю, мы сумеем там развернуться. С логистикой, конечно, не все так просто…

Впрочем, думаю, не сложнее, чем в ситуации, если бы мы поставляли наши доильные залы в Африку. Чуть было не случился такой эпизод в нашей деятельности. Дело в том, что во Франции нет своего, отечественного, то есть, французского, производителя доильных залов, и когда им понадобился поставщик доильных залов в Алжир, свою бывшую африканскую колонию, Департамент сельского хозяйства вышел на Винсента. Залы «Transfaire» на уровне комплектующих идут в Россию из Лиона, при определенном желании можно назвать их французскими. Но что-то там заглохло, подробностей не знаю… 


Спасибо за беседу, Сергей Александрович. Видно, что работать в «Трансфэр» вам нравится. Поэтому вопрос – можно ли сказать, что это та работа, на которой можно доработать до пенсии и потом уйти в закат? 

Безусловно, все-таки двадцать лет здесь работаю. Винсенту в «Трансфэр» удалось выстроить отношения между людьми… Доверительные и где-то даже семейные. В чем это выражается? Ну, например, помню, как я ездил учиться во Францию и жил в доме у его родителей под Парижем… С коллегами у нас хорошее взаимопонимание. Из-за коронавируса и работы на «удаленке» сильно не хватает с ними общения, но сейчас где-то раз в неделю или чуть чаще получается встречаться в офисе или на складе, чтобы и обсудить рабочие моменты, и пообщаться… Так что «Трансфэр» – давно «моя» компания, от которой я, думаю, уже не отделим. Хотя предложения от конкурентов уйти и поработать с ними периодически поступают, но я их не рассматриваю.


       Воронин Денис                                        


© 0 /id=1698